Facebook page of SWAN Twitter page of SWAN Instagram stream Youtube channel of Swannet RSS feeds

site available in english and russian

  • English
  • Russian

Канада: Долг философии – Симона де Бовуар поддержала бы декриминализацию проституции

15 июня Вивьен Намасте Le Devoir
Автор «Второго пола» осудила бы все правовые ограничения, подобные действующим в Канаде, которые вынуждают «секс-работников» работать в изоляции.

 

 Проституция не сходит с передовиц канадских газет, поскольку дело, рассматриваемое Верховным судом Канады, поднимает ряд важных экономических и социальных вопросов. Что сказала бы по этому поводу феминистский философ Симона де Бовуар(1908 – 1986)?
Как и почему имеет смысл обратится не просто к философии, а к феминистской философии, анализируя проституцию? Пофилосфствуем с нашей дорогой Симоной де Бовуар и посмотрим, что она могла бы сказать о канадских законах, регулирующих проституцию.
В настоящее время феминистки спорят о проституции. Одни занимают так называемую «аболиционистскую» позицию, рассматривая проституцию как эксплуатацию женщин и основной символ их угнетения; они выступают за полный запрет.
Против аболиционисток выступают другие феминистки ( да, действительно, есть много разных феминисток), которые реабилитируют ключевые понятия телесной автономии и права на свободу выбора с целью обосновать точку зрения, которая защищает право на занятие секс-работой. На данный момент юридическим определением проституции озадачен Верховный суд.
Напомним, что в Канаде обмен сексуальных услуг на деньги является полностью легальной деятельностью. С другой стороны, почти вся деятельность, связанная с проституцией, подвергается уголовному преследованию: содержание публичного дома, получение дохода от проституции или коммуникация с целью занятия проституцией.
Три активиста – Терри Жан Бедфорд, Эми Лебович и Валери Скотт – оспаривают этот закон, удверждая, что этот закон нарушает их основные права, в частности право на безопасность, включенное в Хартию Канады. Верховный суд намерен оценить соответствие этих законов Конституции.
Какую форму феминизма защищала бы Симон де Бовуар? Какой анализ данной темы можно провести, опираясь на ее размышления?


Ангажированные знания
Прежде всего, стала бы Симона де Бовуар участвовать в этих дебатах? Если полагаться на ее работы, а также на ее политические взгляды, то ответ очевиден. Наша философ выступала с публичными заявлениями по многим поводам с целью вмешаться в политические и правовые события.
В одном широко известном случае она написала введение к книге адвоката Жизели Халими о Джамиле Бупаша, алжирской девушке, подвергшейся пыткам в ходе войны в Алжире. В другом случае, в 1971 году, она составила текст Манифеста 343 шлюх, которые содержал имена 343 женщин, сделавших аборт. В то время аборт во Франции был нелегален, и этот текст требовал свободного доступа к абортам, точно также как и к контрацептивам.
Хорошо видно, что Симона де Бовуар выступала с политическими требованиями. В действительности ее письменные работы критиковали законы, которые угрожали безопасности женщин. Она использовала письмо и мысль, чтобы противостоять насилию Государства.
Наиболее известная книга Симоны де Бовуар, «Второй пол» (1949) является впечатляющим анализом философии, литературы, истории и мифологии.
Этот анализ позволил философу сформулировать тезис, согласно которому женщина является «Другим», чем-то, что никогда не признается полностью равным мужчине. Говоря об истории, философии или даже биологии, Бовуар демонстрирует, в какой степени философские основания науки не учитывают ничего, кроме условий жизни мужчин.
Как хороший философ, она подчеркивает тот факт, что само производство знания является «ограниченным». В первом томе представлены биологические, антропологические, исторические теории и теории культуры.
Во втором томе автор анализирует текущие условия существования женщин (их образование, обстоятельства жизни и обоснования их подчиненного положения), а затем предлагает теорию освобождения женщин.
Ее работа содержит главу по интересующей нас теме: проституция. Напомним, что в экзистенциальной философии обращают внимание не на сущность людей, а прежде всего на те условия, в которых они проживают.
Как отмечает Бовуар в своем ессе «За мораль двусмысленности»: «Именно в познании подлинных условий нашей жизни мы должны черпать силы жить и причины действовать».
Исследуя условия работы проституток, Симона де Бовуар отмечает глубокую стигму, жертвой которой они являются, будучи лишенными прав человека и уважения, которым пользуются другие женщины. Однако, она не осуждает тех, кто работает проститутками.
Описывая материальные условия их жизни, она пишет: «Невыносимым существование проститутки делают не моральные или психологические факторы. В большинстве случаев сожаления достойны материальные условия их жизни»

Солидарность

 Отказываясь от дискурса, который «психологизирует» жертв проституции, Симона де Бовуар выделяет солидарность, существующую между ними, подчеркивая, что эти женщины создают «контра-мир», в котором они снова обретают человеческое достоинство. Она утверждает, что большинство проституток «интегрированы в общество, требующее их услуг».
Выбор терминологии здесь далеко не случаен: Бовуар определяет работу проституток как «услуги» -- и это за несколько десятилетий до того, как феминистки ввели в оборот выражение «секс-работники», термин, который начал использоваться в 1980-х годах. Обращение к понятию сексуальных услуг показывает, что для Бовуар проститутки работают также, как и остальные женщины.

Принимая во внимание вышесказанное, можно предположить, что Симона де Бовуар отвергла бы точку зрения феминисток-аболиционисток на проституцию. Напротив, она отстаивала бы права женщин работать совершенно свободно.

Более того, восхищение солидарностью секс-работников привело бы ее к критике законов, таких как законы о публичных домах, которые запрещают нескольким женщинам работать вместе в одном и том же помещении в целях безопасности.

Бовуар недвусмысленно осудила бы все правовые ограничения, подобные действующим в Канаде, которые вынуждают «секс-работников» работать в изоляции.
Принятие проституции как «услуги», не означает, что она смирилась бы с несправедливостью, которой подвергаются эти женщины. Это не помешало ей, в свое время, осудить тот факт, что проституция подчинена произволу полиции. В солидарность с самыми бедными и заметными женщинами – женщинами, работающими на улице – Симона де Бовуар признавала, что правовая среда их криминализует, подвергает воздействию насилия и способствует игнорированию со стороны служащих полиции.

Значимые данные

Опираясь на это тонкое понимание связи между проститутками и полицией и учитывая текущее положение уличных проституток в Канаде, Симона де Бовуар выступала бы за введение новых правовых нормативов, при которых женщины больше бы не сомневались, довериться ли полиции – ситуация невозможная там, где деятельность, связанная с проституцией (например, коммуникация) считается уголовным преступлением.
Более того, будучи ученым, исследовательницей и экзистенциальным философом, Симона де Бовуар погрузилась бы в изучение данных, представленных в суд в случае Р против Бедфорда. Объем данных впечатляет: 25 000 страниц, содержащих данные экспертиз и устные свидетельства как организаций сообщества, так и уличных проституток.
Когда дело рассматривалось Верховным судом Онтарио, судья Химель рассмотрел все эти документы и пришел к выводу, что существующие законы создают факторы риска, которые угрожают женщинам и оставляют их беззащитными перед лицом насилия.
Наши законы о содержании публичных домов запрещают нескольким женщинам работать вместе, вынуждая их работать в изоляции; законы о коммуникации мешают находить клиентов, поскольку секс-работники оказываются ограничены в выборе средств коммуникации.
Наконец, законы о третьих лицах не позволяют секс-работникам нанять шофера (потому что по закону сутенером считается и он). Все это благоприятствует изоляции секс-работников. Бовуар отметила бы как количество собранной информации, так и ее качество, поскольку она позволяет понять «условия существования» этих женщин.
Интеллектуальная задача в данном случае – проанализировать «аутентичные условия нашей жизни». Эти данные позволяют нам понять, как канадские законы создают условия, в которых женщины подвергаются риску и как, в свою очередь, оказываются поруганными законы о личной безопасности.
Такую же логику Бовуар использовала и в аргументации в деле об абортах, где, опираясь на эмпирические данные, документирующие условия повседневной жизни, она осудила правовую среду, стигматизирующую женщин и лишающую их фундаментальных прав.

Кто является «Другим»?

Кроме высказываний в поддержку свободы женщин – включая секс-работников – теоретические рамки, разработанные Симоной де Бовуар, поднимают фундаментальные проблемы того, что является особенностью человеческой субъективности. Анализируя условия существования женщин, философ отмечает, в какой мере они позиционируются как «Другие» мужчин. Эти теоретические проблемы проявляются в равной степени и в феминистских дебатах о проституции.
По сути дела, Бовуар заставляет нас понять, что феминистская позиция, которая рассматривает проституцию только через призму эксплуатации, сохраняет – вероятно, невольно – разделение между феминистками и секс-работниками.
Желание некоторых феминисток отменить проституцию, не позиционирует ли оно секс-работников как «Других»? Иными словами, можно ли сказать, что секс-работники не в состоянии выразить согласие на сексуальные отношения (оплачиваемые или нет), что они являются простой жертвой идеологии патриархата?
Бовуар заставляет нас поразмышлять над данной темой, чтобы лучше понять имплицитные теоретические принципы теории «Другого» и прояснить эпистемологические конструкции понятия «мы».

Верховный суд на данный момент рассматривает, соответствуют ли Конституции канадские законы о проституции. Благодаря теории Симоны де Бовуар мы в состоянии в полной мере осознать дискриминацию, с которой сталкиваются секс-работники.
Ее идеи также позволяют нам обдумать конструкции «Другого» в наших законах, политической системе, мифах и истории.
Подводя итоги, можно сказать, что для этого великого философа отмена законов, подвергающих женщин насилию, является важным шагом к их освобождению, существенным шагом по превращению «Другого» в субъект, признаваемый законом и обществом.

Вивиен Намасте,
Штатный профессор института Симоны де Бовуар, Университет Конкордиа

Partners